Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Федеральная таможенная служба

Выступление Руслана Давыдова на второй ежегодной встрече ВЭД-клуба «Ведомостей», 28.04.2021

Опубликовано: 19 мая 2021 12:34

Сетевое издание «Банковское обозрение». Налоговые разных стран объединились.

В ситуации глобальной пандемии и сопутствующей затяжной рецессии субъектам ВЭД приходится оперативно переориентироваться на новые стратегии. В рамках конференции «Адаптация к новой турбулентности» участники ВЭД-клуба «Ведомостей» и представители госорганов поговорили о трансформации бизнес-процессов, господдержке и международных инициативах.

Руслан Давыдов, первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС России), сообщил, что в 2020 году завершена полномасштабная реформа российской таможни, теперь работают 16 мест электронного декларирования (вместо более 600 пунктов в 2018 году). При этом внедрение с 1 февраля этого года автоматической диспетчеризации вызвало «небольшой всплеск недопонимания со стороны бизнеса, который уже исчерпан», рассказал спикер. Сегодня автоматически выпускаются декларации участников низкого уровня риска, в первом квартале 2021 года около 40% всего экспорта выпущено без участия специалистов. Время прохождения таможни сокращено и составляет для импорта около семи часов, для экспорта – около двух, рассказал Руслан Давыдов. Теперь стоит задача обеспечить бесперебойную работу Центра электронного декларирования, для этого начато строительство ЦОД в Твери.

Среди ключевых факторов работоспособности системы замглавы ФТС назвал межведомственное взаимодействие с Роспотребнадзором и Россельхознадзором. «Наши партнеры – ведомства стали довольно активно продвигаться вперед, мы ставим вопрос об интеграции систем в рамках ЕАЭС», – сказал первый заместитель руководителя ФТС.

В планах ведомства также интеграция в рамках цифровой платформы для взаимодействия предпринимателей с разными российскими госструктурами, включая ФНС.

РАЗНИЦА В ПРИОРИТЕТАХ

Предприниматели до сих пор испытывают сложности при работе в личном кабинете ФТС. У них есть серьезные вопросы к системе рисков и рейтингов, так как санкции одинаковы для всех, независимо от размеров компании и суммы недоплаты.

При этом человеческий фактор в работе таможни полностью исключить невозможно. Например, новый чиновник может посчитать, что были указаны неверные коды и потребовать доплаты в течение трех лет.

Руслан Давыдов признал, что «по техническим причинам затягивается вопрос оценки риска партии, а не участника», которая позволила бы не менять кардинально оценку компании. «Будем дорабатывать систему категорирования и систему управления рисками», – пообещал он.

В ответ на пожелание одного из участников встречи воспользоваться практикой немецкой таможни, позволяющей помечать часть грузов как приоритетные и соответственно отнеситься к их декларациям, Руслан Давыдов сказал, что пока в России нет достаточной законодательной базы, но он готов рассмотреть идею. Для этого нужно создать систему идентификации участников рынка, чтобы видеть объемы товаров и количество деклараций в год, отметил Руслан Давыдов.

ТОВАРЫ СО ЗНАКОМ ВОПРОСА

Замглавы ФТС сообщил, что работу с товарными знаками ведет Минфин, и призвал правообладателей активнее защищать свои права.

Также у предпринимателей были вопросы относительно правил и даже самой необходимости введения системы маркировки импортных товаров. Вопросы были адресованы Вере Волковой, заместителю гендиректора по контрольно-надзорной деятельности Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ на условиях государственно-частного партнерства создает Единую национальную систему цифровой маркировки и прослеживания товаров «Честный ЗНАК»). Возникают вопросы: зачем нужны затраты на маркировку и «Честный ЗНАК», если есть более эффективные способы защиты товаров, и чем система помогает отдельным импортерам и экспортерам, если становится обязательной?

Вера Волкова ответила, что вопрос с фальсификатом будет решаться на уровне государства, такая задача для системы ГИС МТ «Честный ЗНАК» поставлена на 2022 год. Регулирование необходимо, а система внедряет единые правила игры для импортеров и экспортеров. Также она отметила, что по товарам, уже подлежащим обязательной маркировке, таможенный инспектор вправе проверить факт ее наличия.

ПОДДЕРЖКА ОТ ЭКСПОРТНЫХ ЦЕНТРОВ

Виталий Степанов, первый заместитель гендиректора Московского экспортного центра (МЭЦ), рассказал о финансовых и нефинансовых практиках поддержки экспорта, в основном ориентированных на категорию МСБ, – всего их 25. Финансовые меры осуществляются в виде субсидий (которые теперь доступны и поставщикам услуг, включая интеллектуальные) и экспортного кэшбэка (грантов). Нефинансовая поддержка от МЭЦ доступна и участникам сектора электронной коммерции. Она включает создание и продвижение аккаунтов компаний, работу с иностранными маркетплейсами (в фокусе центра – Китай) на льготных условиях.

В кризис документооборот, все бизнес-миссии и практики Центра были переведены в онлайн. Далее возобновится практика оплаты участия московских экспортеров в выставках за рубежом, пообещал Виталий Степанов.

Ирина Каширина, директор по сопровождению ВЭД и таможенному администрированию Российского экспортного центра (РЭЦ), рассказала о получении разрешения на переработку на таможенной территории и преимуществах, которые такой режим дает участникам ВЭД, позволяя им беспошлинно ввозить иностранные сырье или компоненты, а также покидать территорию России без налогообложения. Из преимуществ – возможность кредитования по ставкам иностранных банков. Полученное разрешение не обязывает к экспорту, отсутствие экспортного контракта – также не препятствие, сообщила она.

АВСТРАЛИЯ ДОСТУПНЕЕ КАЗАХСТАНА

В 2020 году стало ясно, что розничный экспорт становится отдельным бизнесом, растущим на 30% в год, сообщил заместитель председателя правления, заместитель генерального директора по электронной коммерции Почты России Алексей Скатин. Он рассказал об упрощенном порядке цифрового подключения бизнеса к сервисам. Товар не облагается НДС, из личного кабинета можно предъявить почтовую накладную. Но транспортный тариф при экспорте за рубеж облагается НДС, это надо исправить, считает эксперт.

Еще одна проблема – специфика экспорта на территории ЕАЭС и СНГ. Для его осуществления сейчас нужно открывать специальное юрлицо и взаимодействовать с ФНС, хотя всего этого не требуется при экспорте в Австралию, посетовал Алексей Скатин.

Сейчас Почта России создает программу субсидирования тарифа для розничного экспорта по китайскому образцу с подтверждением пересечения товаром границы в виде почтового трекинга. По завершении интеграции личного кабинета в Почте России и РЭЦ в режиме одного окна будут доступны все сервисы.(…)

Оригинал публикации

Альта-Софт. Таможня и ВЭД: эффективность перехода в цифровой и автоматизированный формат таможенного администрирования.

Стенограмма выступления Первого заместителя Руководителя ФТС России Р. В. Давыдова на второй ежегодной встрече ВЭД-клуба «Ведомостей».

«Добрый день, уважаемые друзья. Я хочу всех поздравить, что мы наконец-то можем встретиться в очном формате и обсудить те проблемы, которые волнуют и бизнес, и таможню, и наших партнеров по внешнеэкономической деятельности. Большое спасибо «Ведомостям» и «Внешторгбанку» за организацию мероприятия. Я думаю, что все соскучились по таким прямым, открытым разговорам. Как обычно, мы покажем несколько слайдов.

Тема нашего разговора – «Эффективность перехода в цифровой и автоматизированный формат таможенного администрирования». Я бы хотел напомнить, что Федеральная таможенная служба с 2008 года очень активно работает в области цифровизации. Причем 2008 год для нас ключевой, показательный. В сентябре 2008 года была выпущена первая декларация, поданная по сети Интернет. Другая дата – это 2014 год. Мы тогда за пять с половиной лет прошли путь к полному электронному декларированию, когда в силу закона таможенные документы стали подаваться и приниматься в электронном виде. С 2018 года Таможенный кодекс Евразийского экономического союза утвердил это уже на все страны. Сегодня все таможни ЕАЭС работают в электронном виде. Это, конечно, большое достижение.

На слайде представлены этапы внедрения предварительного информирования на различных видах транспорта – обязательное предварительное информирование на автомобильном транспорте в ЕАЭС было введено в 2012 году. Электронный формат для нас не новость, цифровизация – это часть нашей жизни сегодня.

Главный результат, который, как и планировалось, был достигнут в 2020 году – это завершение нашей крупномасштабной реформы, которая, может быть, за всю историю существования российской таможни имеет наибольшее значение. Реформа определила облик современной таможни на годы вперед. Это – Комплексная программа, которая связана, в первую очередь с реструктуризацией системы таможенных органов.

1. В рамках реформы произошло создание к концу 2020 года шестнадцати Центров электронного декларирования – шестнадцати мест для декларирования товаров: восемь региональных таможен, три морских, авиационная, Калининград, Московская область, региональные и две специализированные таможни по видам товаров (энергетическая и акцизная). В 2018 году было более шестисот мест, куда можно было подавать декларации, сегодня – шестнадцать. У нас был небольшой всплеск недопонимания со стороны бизнеса с 1 февраля этого года, когда мы внедрили еще и автоматическую диспетчеризацию между этими ЦЭДами. Я думаю, что недопонимание исчерпано, и сегодня все это работает достаточно стабильно.

2. Вторая составляющая нашей реформы – это автоматизация. Автоматизация всех процедур на базе цифровых форматов, цифровых взаимоотношений с бизнесом. Уже сегодня у нас выпускается в автоматическом режиме 86% импортных деклараций и 93,7% экспортных (от товарных партий, декларируемых участниками ВЭД низкого уровня риска). В этом году более 40% всех деклараций при экспорте выпускается полностью автоматически, без участия нашего инспектора. Это очень серьезное достижение. Эту цифру будем поднимать, надеемся, мы приложим к этому все силы, чтобы по итогам 2021 года у нас 50% всего экспорта выпускалось полностью автоматически.

Что такое автоматизация для бизнеса? С 2012 года мы говорим о скорости совершения таможенных операций. От заключения внешнеторгового контракта до доставки и получения товара проходит от нескольких дней до нескольких недель. Средние сроки таможенного оформления, которые сегодня выглядят даже с учетом рисков поставок: для импорта – это порядка 6 – 7 часов, для экспорта – порядка 2 часов. Это время с учетом всех экспертиз, которые действительно могут занимать довольно длительное время. И уже сейчас к нам приходят запросы от бизнеса, что если утром декларация подана, то после обеда она должна быть выпущена, чтобы товар к концу дня прибыл бы в магазин. Такие обращения мы получаем, и мы готовы с ними работать. Автоматически выпущенная декларация – 5 минут, здесь таможенник становится не видим, не слышен и не заметен участникам ВЭД.

Центры электронного декларирования – это, конечно, громадный скачок от тех, извините, ободранных стульев, на которых инспекторы сидели на частных складах временного хранения. Тогда владельцы складов не сильно торопились потратить деньги, чтобы хотя бы купить нормальные кресла инспекторам. Теперь все это очень пристойно выглядит.

Если говорить о нагрузке на наши системы (информационную, информационно-коммуникационную), то она возросла не в разы, а на порядки, растет и ответственность. Я помню, 5 лет назад у нас был сбой в системе контроля вывоза товаров, о котором я узнал по звонку нашего белорусского коллеги, который сообщил, что на пункте пропуска стоят машины, потому что у нас «легла» система контроля вывоза, и машины начинают скапливаться. Любой сбой у нас сразу заметен. Особенно, когда это касается пунктов пропуска. Мы понимаем всю меру ответственности, и у нас уже начато строительство Центра обработки данных, главного ЦОДа в Твери. Уже идут строительные работы. В планах ввести его в эксплуатацию в 2023 году.

Мы ставим задачу, чтобы у нас, что называется, было три девятки после запятой, то есть, чтобы доступность системы в режиме реального времени была обеспечена на уровне 99,999%.

3. Межведомственное взаимодействие – один из ключевых моментов нашей работоспособности. Миллионы запросов проходят по нашим системам. Это и Роспотребнадзор, и Россельхознадзор. Те, кто связан с оформлением ветеринарных, санитарных и других контрольных грузов, понимают, о чем идет речь. Наши партнеры из других ведомств стали довольно активно продвигаться вперед, и более того, мы уже сейчас ставим вопрос об интеграции систем в рамках Евразийского союза, для того, чтобы у нас многие моменты не тормозились, т.к. на текущий момент у нас нет данных с границы. Кстати говоря, все больше и больше таких ситуаций, когда груз заходит через другие границы, поэтому очень много идет к нам из Белоруссии, Казахстана, Киргизии, и здесь очень важно иметь всю информацию по всей цепочке движения товаров для того.

Я на этом закончу. Если есть вопросы, я готов на них ответить, но хочу сказать, что на самом деле, наверное, все согласятся с тем, что развитие электронного взаимодействия – это уже не просто «запрос – ответ» участниками ВЭД, а более глубокая интеграция в систему. Интеграция в систему участников ВЭД таможенной и налоговой служб, а также других ведомств. И тогда, наверное, можно перейти к тому, о чем сейчас многие говорят – это работа на базе цифровой платформы, когда в зависимости от потребностей участники ВЭД смогут с помощью цифровой платформы взаимодействовать с различными государственными структурами и ведомствами.

На этот год мы ставим себе задачи отладить, ускорить, оптимизировать процессы взаимодействия Центров электронного декларирования с постами и таможнями фактического контроля. По этой теме у нас есть определенные нарекания со стороны бизнеса. Мы сами к себе очень строго относимся, критически, поэтому этот (2021) год мы должны посвятить отладке всех процессов взаимодействия с ЦЭДами, электронной таможней, постами фактического контроля и ведомствами, чтобы эта среда была действительно комфортной для добросовестного бизнеса. С нарушителями же, как говорил Папанов, «мы будем нещадно бороться».

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

- Ю. М. Ковалев, таможенный представитель: Я хотел задать вопрос Руслану Валентиновичу про опыт немецкой таможни. У них есть возможность у декларанта подать признак приоритетности, важности декларации. Объясню, почему это важно. Потому что, Вы правильно отметили, что разные виды транспорта определяют разную скорость. То есть, если груз плывет полтора месяца из Китая, 5 дней он хранится в порту, в принципе, не проблема, если он выпустится на следующий день и т.д. Если это авиационный груз или пароход стоит под разгрузкой, безусловно, для декларанта это приоритетный груз. Поясню мысль. Что Вы думаете, если один декларант из 10 – 20 своих деклараций, поданных единовременно, расставляет некие признаки приоритетности. То есть он имеет право 10 процентов – одну, две, три декларации пометить как срочное, важное, чтобы они в вашей информационной системе виделись. И наоборот, если нет никакой срочности, то ДТ остается в обычном режиме, и ею можно заниматься во вторую очередь. Повторюсь, это подсмотрено в Гамбурге. Там это работает, там вот как на электронных сообщениях – письмах можно ставить восклицательный знак, также декларанты там ставят на декларации.

Р.В. Давыдов: Я Вам скажу, что лично я на это смотрю положительно. Но, естественно, это надо нормативно как-то прописать. Готовы рассмотреть, мне кажется, логичная идея. А у меня к Вам встречный вопрос – в Узбекистане сейчас подсмотрел – до сих (мне жаль), что мы не сделали систему идентификации участников ВЭД. А в Европе, например, есть Е-уровень. Допустим, у узбеков есть идентификация участников ВЭД и у них при декларировании (кроме номера декларации) выпускающий инспектор видит еще и некий идентификатор для декларанта. И из идентификатора видно, какая по счету декларация у участника ВЭД (таможенного представителя) в этом году, то есть видно, какой у него объем. Мне кажется, это связанные между собой вещи – Ваше предложение и то, о чем я говорю. Потому что, действительно, приоритезировать конкретный запрос декларанта (таможенного представителя), который подает в год до тысячи деклараций – это вопрос законный и разумный, но для этого нужно, чтобы мы тоже видели полную картину. Я думаю, в нашей системе технически это не сложно сделать, но юридические основания для этих действий, мне кажется, пока отсутствуют.

Игорь, таможенный представитель: Меня вот какой вопрос волнует. В сферу наших интересов входит активное содействие таможенной службе в автоматизации процессов, в частности, мы оформляем достаточно крупные потоки одежды, мы, возможно, самый большой из брокеров в стране. Нас очень сильно волнует ситуация, когда система управления рисками сделана закрытой и одинаковой для всех. В итоге за одни и те же правонарушения крупный бизнес и мелкий бизнес может свою категорийность понизить. А что такое понизить из-за небольшой доплаты и или из-за доплаты уровня Спортмастера. Из-за этого значительно увеличиваются непродуктивные досмотры, и тем самым замедляется грузооборот товаров в портах. Если маленькая компания не доплатила требование в 200 рублей, и большой Спортмастер не доплатил миллиарды, в принципе санкции одни и те же. Очень хотелось бы, чтобы какой-то был системный прием предложений от бизнеса, в том числе, с учетом и целесообразности контроля, с учетом его себестоимости для того же государственного бюджета, с учетом, наверное, национальных интересов.

Р. В. Давыдов: Сегодня система категорирования действительно построена таким образом, что компании, которые получают категорию низкого уровня риска, находятся в комфортной зоне, и как только они покидают территорию низкого уровня риска, выходят из зоны комфорта, начинаются проблемы. Первое. Я надеюсь, что у нас по чисто техническим причинам затягивается вопрос перехода, как мы говорим, к категорированию или к оценке риска отдельно каждой партии, а не в целом участника ВЭД, с тем, чтобы все-таки система была более динамичная, более адаптивная. Например, вот ты попал в низкий уровень риска и какое-то время наслаждаешься этой ситуацией, но у тебя могут происходить какие-то отклонения как в одну, так и в другую сторону. Чтобы по каждой партии оценивался уровень риска и то, какой участник перемещает эту партию, конечно, обязательно должно учитываться. Но при этом, данный учет должен иметь не «да/нет» значение, а какой-то весовой коэффициент и придавало этой конкретной партии, оценке этой партии, чтобы не менялось так кардинально оценка этой компании.

По поводу разного подхода в зависимости от объемов. Здесь есть свои «за» и «против». Мы будем дорабатывать систему категорирования, систему управления рисками, но вопрос, считаю, законный. По крупным компаниям я согласен с Вами; с автопроизводителем на днях был тоже аналогичный разговор. Мы много раз призывали вступать в ряды уполномоченных экономических операторов. Я понимаю, мы сами создали эту систему, когда при низком уровне риска меньше желания получать статус уполномоченного экономического оператора. Но, тем не менее, надо все равно стремиться к тому, чтобы становиться уполномоченными операторами. Пользуясь случаем, еще раз всех призываю: вступайте в ряды уполномоченных экономических операторов. Будучи УЭО, вы по определению являетесь компанией низкого уровня риска.

Оригинал публикации

Оценить